MDCLXXXIV.

   Я не знал, каким аршином жизнь измерить,

   Вроде был — живучий самый из живых,

   Что за смертью?

   На пороге был, и ум почти затих...

   Но познал ли сам мудрец свою премудрость?

   Иль смолчал,

   Что вошедшему нельзя теперь увидеть

   Свой прекрасный, но снаружи, идеал?

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Литературные эксперименты
Участников: 7